+38  (067)  707  45  29, +38  (095)  43  83  564

21 сентября 2017, в 12:58

Пляж

         Как и всем подросткам, мне хотелось нравиться девушкам, потому я учился играть на гитаре и состоял в Вокально-Инструментальном Ансамбле (ВИА). Участие в ВИА, и давало ту возможность нравиться девушкам и пользоваться у них успехом, потому что мы были похожи на «Звёзд Эстрады», и подразумевалось, что в будущем, могли ими стать, а это – в свою очередь означало, что та, которая быстрее сориентируется, и займёт место возлюбленной участника ВИА, та и сможет стать в будущем, женой-подругой, уже,  настоящей «Звезды Эстрады». А это – и слава, и уважение, и несметные денежные богатства. Петь я стеснялся. Я был соло-гитаристом. После второго курса, наш ВИА «Созвездие», прошёл отбор на поездку в студенческий лагерь на берегу Азовского моря в посёлке Мелекино, Донецкой области. В лагере мы должны были играть по вечерам на танцах для отдыхающих студентов нашего техникума. Нас с музыкальной аппаратурой привезли в лагерь на автобусе. Поселили в блатную комнату, дали ключи от клуба и всяких подсобных помещений. Распорядку дня, утверждённому директором-джигитом, мы не подчинялись, жили в своё удовольствие. В столовую ходили, когда хотели, и нас там всегда были рады видеть. Давали и оставляли нам самые смачные кусочки еды: котлетки, курятинку, сосисочки, компотик, жареную рыбку, …в неограниченных размерах. Потому, что мы были легендами... Потому, что вечером под нашу дудку, все получали неописуемые эмоции…, и готовы были ручкаться с нами по-всякому, в том числе и кичиванием личным знакомством с нами. Эээээээээ…: Рок-Н-Рол, Земля в иллюминаторе, Мама-Мария, Поворот Анны Вески и «Машины Времени», Дым над водой, Феличита, …и Гарри Мур - на завершение вечера, …и мальчики, …с полными штанами, …уходили спать в свои комсомольские кроватки

А мы….? – упаковав гитары, собрав барабаны, …смотав километры шнуров и микрофоны, заблаговременно запасшись спиртным вином, местного рОзлива, принимали у себя гостей – прекрасных дев студенческого посола…

На пляже ночного Азовья, ::: …пелись песни под гитару, …пилОсь вино портвейновое, …смажился списано-украденный из столовки мясной шашлык, …пеклась картоха в углях, елась и запивалась, …смехом и радостью, …табачным дымом болгарских сигарет с фильтром «Родопи».

«…Будь кагор! - Всегда кагор…!».

«…А купаться голыми, под луной, не будете…? А-а-а – поехали…!!!».

И они жеманно снимали свои бюстики и трусики, и как бы от прохлады прикрывались сжатыми локотками рук, …и бежали по Азовскому мелководью в темноту горячего «Моря Донбасса», в котором тогда, ещё, кстати, водился осётр, наполненный чёрной икрой.

Мы тянули зАруки своих ночных собеседниц, бежали в пучину гладкой, солёной, бархатисто-тёплой и йодистой, морской темноты, с единственной целью – иметь возможность в этой темноте, стоя по пояс в воде, тронуть своей рукой то желанное, что трогать не позволялось…, в светлый день и на неопьянённый Молодостью разум. И они нам подыгрывали…! Девушки делали вид, что противятся, но бежали увлекаемые нами, потому что хотели того же самого – просто жить. Такой сценарий вечера упрощал подход к нравившейся девушке, и переход на более интересные отношения с ней. Стиралась грань стыда и надуманной морали, ведь мы были объединены нашими умыслами и желаниями, и мы там были одни…, там не было «взрослых». Мы – сверстники и сверстницы…! Это уже потом – мы будем переборчивы в выборе партнёрш и партнёров, а тогда нам просто хотелось, …и не факт, что хотелось взрослеть и становиться взрослыми. Мы были счастливы моментом происходящего с нами, потому что вся жизнь была у нас ещё впереди.

         Спать мы укладывались под утро, на рассвете, когда повара уже разогревали свои котлы и сковородки. Утренняя свежесть морского бриза, забирала остатки наших сил и уносила в пространство сна. Мы крепко засыпали, набирались здоровья и росли, и телами, и умами. Мы были «Студенчеством» - самым прогрессивным классом любого государственного формирования, и даже нашего – «советского» и «социалистического».

         Наша вокалистка, Танечка, была очень хороша собой. У неё была великолепная фигура, и она была деликатно воспитана. Её поселили в комнате с окном, в клубе. Она жила одна. Комната была достаточно уютной и там была кровать полуторка, не с железной сеткой, как у всех остальных студентов-курортников. Откуда взялась такая кровать в летнем студенческом лагере в те годы, я не знаю. Но когда директор-джигит приехал в студлагерь в конце смены с ревизией, то после определённых событий, он спал на этой кровати вместе с Танечкой.

         На территории лагеря было несколько сооружений для удовлетворения своих природных потребностей. Примечательно то, что одно из них было предназначено только для преподавателей, которые тоже отдыхали со своими семьями в этом лагере. Так и было написано со всех сторон на стенах этого сооружения: «Туалет для преподавателей». В самом начале заезда смены, администрацией лагеря было объявлено о недопустимости посещения этого туалета студентами, и про наказание в случае несоблюдения этого правила – вплоть до отправки из лагеря домой. Тогда, в то время, такой запрет нами был воспринят, как само собой разумеющееся положение вещей. Дети, студенты, и все «несостоявшиеся в жизни» слои того социалистического общества, были автоматически вынесены за условные границы «достойного и полноценного» бытия. В той стране – это было нормально. А да, забыл пояснить, эти туалеты представляли собой кирпичную постройку с крышей. Они располагались на окраинах территории лагеря. Входы в женскую и мужскую половины, располагались с разных сторон здания или если были с одной стороны, то разделялись стеной так, что, находясь в проеме одной двери, нельзя было заглянуть в соседний. Самих дверей, как таковых, не было. Внутри было две, четыре, или шесть дырок, которые в лучшем случае разделялись перегородками без дверей. Почему количество отхожих дырок было чётным, и они не были отгорожены или закрыты друг от друга, я точно сказать не могу. Могу лишь предположить, что это было продумано и сделано умышленно, с единственной только целью, чтобы не оставлять человека идущего в «Светлое Коммунистическое Будущее», в гнусном одиночестве, наедине со своими тайнами, и чёть его знает с какими мыслями и помыслами «О гамне» - грязными или чистыми, тёмными или светлыми.

         Так вот - туалетной бумаги в этих туалетах не было. Её, впрочем, не было и в магазинах. Хотя была…, но «по-блату» или в огромной очереди. Вот такая вот была страна, где люди выстраивались в длинные очереди, для того, чтобы обеспечить себе возможность вытирать жопу специально изготовленной для этого случая, «мягкой бумагой». Её бережно хранили в запасе на праздничный и светлый день, для особого случая, чтобы выставить потом, этот дефицит, на показ, в собственном квартирном туалете, предоставив возможность вытереть жопу пришедшим в гости, другим людям. А сами – шлифовали свои, жёстким газетным свинцом, с фотопортретами лидеров-вождей этой страны, которые, и устроили, такое положение вещей. Вы только вдумайтесь, всмотритесь в этот факт! Ежедневно, по всей территории яДИРНАЙ дИРЖАВЫ, миллионы людей, тратили драгоценные минуты своей единственной жизни, в очереди, за бумажным приспособлением для вытирания жопы от гавна, а из-за фасадного стекла телевизорной коробки, «говорящие головы» рассказывали об экономических победах и цивилизационных достижениях этой вИЛИКАЙ яДИРНАЙ дИРЖАВЫ.

Рукомойник был только возле туалета «для преподавателей», на стене снаружи, …под навесом от дождя, …наверное. Вопрос: «Почему проектировщики-устроители этих стратегических сооружений определили, что руки после туалета имеют право мыть только преподаватели?», меня взволновал и постоянно теплился в дальнем уголке моего «бессовестного», «антисоветского» сознания. Ведь каждый культурный и сознательный советский гражданин, считал своим долгом, после приёма туалета, привселюдно, продемонстрировать помывку своих рук в туалетном рукомойнике, и даже без мыла, но всегда с серьезным выражением лица и серьезностью подхода к этому ритуалу, ставшему в СССРе традицией трудящихся масс. А если вокруг «зрителей» не было, то руки никто не мыл, ну если они, конечно же, действительно не были испачканы гавном или обоссаны, потому что каждый прекрасно понимал, что мытьё рук без мыла – это бесполезно. Это - дискомфортно и опасно для гигиенического здоровья, т.к. руки становились мокрыми, и их нечем было вытереть, а вентили кранов, наверняка, были грязными и покрыты колониями болезнетворных микроорганизмов, спрыгнувших с рук других людей, которые перед вами, уже отмывали эти свои руки от гавна в этом же общественном умывальнике. Кусок хозяйственного мыла на рукомойнике, если его туда иногда клали, жил не долго. Его, или пИздили предприимчивые граждане себе домой, или он раскисал от воды, либо он ронялся на землю и уже не поднимался, растаптывался и засыхал. Я это знал. Меня этому научил мой отец. Я ходил в общественный туалет только в случае крайней необходимости, и в основном «по-маленькому». Руки я не обссыкал, вентили кранов не трогал. «По-большому» ходил дома. Вместо мытья рук в общественных уборных, я носил маленький пузырёк из-под мед.препарата, с резиновой пробочкой, внутрь которого, дома, заблаговременно, я наливал водку. Этой водкой я и протирал свои руки после общественного туалета, если в этом была необходимость. Это было проще, чем носить с собой своё мыло и полотенце. В лагере, на море, всё было по-другому - мы сливались с природой. У нас периодически случались поносы и всякие другие пищеварительные и желудочные расстройства. Было жарко, знойно и жаждливо, и всяким кранам с водой, мы были рады, не смотря на их антигигиеничность.

         И вот представьте себе, если бы не было разделение туалетов, на «студенческие» и «преподавательские»...! Вы заходите в туалет, а там, на корточках, над чёрной дырой в бездну, сидит в самом разгаре процесса самоочищения организма от гамна, в активной его фазе, со звуковым сопровождением, учитель «Этики и эстетики»!!! Естественно вы с ним здороваетесь, он вам отвечает. Если вам тоже «по-взрослому», тогда счёт 1:1, а если вам только поссать, то препод – проиграл. И это – на высокоинтеллектуальном уровне нашего самосознания и подсознания, строго контролируется и бдится, особенно с позиции УЧИТЕЛЯ: «В грязь лицом – нельзя!». После такой романтической встречи, между вами и преподом, формируются уже необычные, душевно-утончённые отношения. У вас появляется много общего, между вами существует устойчивая связь, почти кровно-родственная, ко многому обязывающая и стимулирующая. Он вас – УЖЕ, милует при зачёте, а вы ему – УЖЕ, не хамите на лекциях. И самое важное, что та встреча в туалете, тот взгляд учителя на вас снизу-вверх, навсегда и прочно займёт своё место в вашей памяти. Встречаясь с ним всякий раз, вы оба, всегда, хотите вы того или нет, будете мгновенно вспоминать ту встречу, те переживания и чувства смущения за то, что не вовремя СЕЛ, и за то, что не вовремя ВОШЁЛ.

По другому будет выглядеть ситуация, когда вы в туалет войдёте не один, а с двумя-тремя товарищами… А тут – ОН! ОДИН! Без защиты! Без журнала посещаемости! Без экзаменационных билетов и ведомости! Без властных полномочий! С голой жопой над Чёрной Дырой! А вы ввалились с шумом и гамом, потому что не знали, не видели, что он там уже есть. И вы сразу же, из уважения и страха, замолкаете, и молча, становитесь и ссыте, сыте в три, четыре струи, а он сидит, но понимая сюжет происходящего, его нелепость, один из вас, начинает безудержно и судорожно сдерживаясь, откровенно ржать. Вы тоже поддерживаете этот ржачь, и не потому, что вы такие плохие, а потому, что вы не можете сдержаться в подобной ситуации. И если бы он был учителем «Физики» или «Математики», а не «Этики и эстетики», то ситуация бы не была так трагична, потому, что в этот момент, он прекрасно понимает «цинизм» этого смеха и своей принадлежности к миру гуманитарных наук. Этот позорный статус – «Учитель этики»... Обиды на весь мир, будут воплощены в вас, на всех последующих, этой встрече, экзаменах и зачётах. Он будет считать себя атакованным и ущербным, а вас – оккупантами его чести и преподавательского достоинства. А вы не будете окутаны ореолом романтичности, как это произошло в первом случае встречи студента и учителя в туалете, потому что вы – уже «группа». Сюжет таинства потерян, и как говорят юристы: «…За группу, за групповое, дают больше…». Вот их и разделили – туалеты – для учеников и учителей. И потому, у каждого студента, пока он ещё не закончил учёбу, подсознательно, есть мечта – войти в туалет, и в его тишине, застичь препода по самой «жёсткой» дисциплине, один на один, сидящим над чёрной дырой в бездну…, и породниться с ним, на почве Чорных Дыр…! Но, не приведи вас Го......, шумно зайти в этот туалет с друзьями, когда ОН, уже там, и нарушив тишину, и его статус УЧИТЕЛЯ, ещё и проржать.

А так и произошло!

Мы считали, что правило запрета посещения «преподавательского» туалета, на нас, не очень-то и распространяется. В очередной раз, после обеда, увидев столпотворение студентов возле «ИХ» туалета, и поняв, что там большая очередь, мы пошли в «УЧИТЕЛЬСКИЙ», …без очереди.

«…Ах, если бы это был учитель «Этики и эстетики…!».

Это был директор техникума…!!!

Кавказец и любитель женского пола…

Человек с акцентом, и в костюме…

А вошли мы в самый неподходящий момент, и в первую очередь для нас, как мы это потом поняли. Нас было четверо. Трое вошли в туалет, а один остался курить и ждал нас на улице. Ему – не хотелось. Входя по очереди, каждый из нас, естественно, увидев директора, посчитал своим долгом, с ним, как минимум, поздороваться. Он каждому ответил, и естественно с кавказским акцентом. Последнему входившему, вместо формально привычного «Здравствуй!», он ответил: «Пиривет!». Со всей серьёзностью и ответственностью, мы стали оправлять свою маленькую нужду в три водопада. И всё бы ничего, если бы организм джигита, после употреблённой столовской жрачки, приготовленной на местной воде, не произвёл длинный и очень колоритный громкий пердёж… Мы трое, еле сдержались, чтобы не проржать, но тот четвёртый, который был снаружи, не видел, что происходит внутри, а услышав этот звук человеческого организма, задорно воскликнул:  «Нихуя себе! Это чия ж такая рабочая жопа разговаривает?!»…., и с любопытства заглянул во внутрь…!!!

О-ооо…!!!...!!!...!!!...

Вы все наверняка видели картину «Чорный Квадрат», ну или можете себе её представить. То, что пережил наш товарищ в тот момент, когда заглянул вовнутрь туалета, сравнимо с тем, что нарисовано на этой известной картине. Вернее то, что он увидел, нанесло ущерб его сознанию до степени «Чорного Квадрата». Его эрудиции, от такой неожиданности, хватило только на «поздороваться». Горец, растерявшись, тоже,  поздоровался с ним. Мы закончили и вышли, тихонько, но траурно, хихикая пошли прочь. И вдруг, этот четвёртый срывается и возвращается обратно в туалет к джигиту. Вбегает и начинает нелепо извинятся, а тот, после нашего ухода, уже закончив мероприятие, встал, стоит на полусогнутых, …и, …оформляет гигиеническую чистоту своего тела…, и в этот момент вбегает тот…, наш товарищ! Джигит опять был вынужден быстро вернуться в исходно-сидячее положение. Сидит, …и смотрит, - …«СНИЗУ-ВВЕРХ»!!!, …а тот, - извиняется…

Пиздец...! Он когда рассказал нам эту сцену, мы, смеяться, совсем не стали – нам не смеялось, а хотелось проснуться и увидеть, что это – был сон. Это был не сон. Это была реальность, которая ничего весёлого, нам, не сулила.

Результат не заставил себя долго ждать. Вскоре после туалета, к нам в номера, примчался директор лагеря, и с матами и мелким рукоприкладством, «зачитал нам наши птичьи права». Больше, после этого, еду нам в столовой не оставляли и по ночам на море мы не ходили, а песни на иностранных языках, мы больше не пели – нам запретили. Вот тогда я снова понял «прелести и преимущества» нашего развитого социалистического общества перед «загнивающим капитализмом». А один из моих товарищей по несчастью, озвучил мысли каждого из нас вслух: «Нихуя себе поссать сходили…! Лучше бы мы в штаны обосрались, …на сцене, …во время выступления!».

Лето прошло, но мы ещё долго жили воспоминаниями о студенческой Ривьере Мелекинского Розлива. Нам в коридорах Альма-матери заигрывающе улыбались студентки младшекурсницы, протягивали рукопожатия парни из соседних аудиторий и преподаватели молодого происхождения. Последних было трое: физик, какой-то лаборант и один из физруков. А к туалетной тематике, мы ещё вернёмся, и не раз…

Перепечатывание и использование материалов в электронном формате разрешается только при наличии гиперссылки на "http://advokat-kirichenko.com.ua/". Все права защищены.

Добавить комментарий

Поля имя и e-mail можно не заполнять